Наш магазин исторические карты - 1% возвращается к наследию

В долгосрочной перспективе

Фото: Gullers, KW / Nordiska museet (CC BY-NC-ND)
Торгни Сегерстедт, 1940 год. Фото: Gullers, KW / Nordiska museet (CC BY-NC-ND)

Текст публициста и антинациста Торгни Сегерштедта от 12 января 1924 года, в котором он описывает и нападает на "недальновидных людей" и наивное отношение власть имущих к жизни и семейной истории.

Когда видишь разрыв между различными течениями, который наполняет нашу эпоху, с точки зрения борьбы между краткосрочным и долгосрочным смыслом жизни, то, безусловно, постигаешь нечто очень важное. Можно с легкостью предсказать, что эта формула, как и любая другая, под которую пытаются подвести бесконечно разнообразное многообразие жизни, может в полной мере отразить индивидуальные явления, которые под нее подпадают. Такое очищение понятий не только может быть защищено, но и, можно сказать, необходимо. Без этого невозможно получить представление о состоянии времени и плодотворно изменить мнение. Концепты - это абстрактные величины; проявления течения времени в действии витийствуют из-за соответствующей одномерности. Увидеть противоречия времени под более или менее очищенным набором идей имеет такое же значение, как широко различимые, безошибочные сигналы для сражающихся армий.

Один из взглядов можно охарактеризовать словами Хайденстама об этой земле, где однажды будут жить наши дети, а наши отцы спать под церковной крышей. Чувство принадлежности к прошлому и к будущему - его непреходящее напряжение. Это видение жизни имеет множество оттенков. Оно не только выросло из чувства родства, но и до сих пор время от времени находит в нем свое выражение. В той мере, в какой эта изначальная структура распространяется на духовное происхождение и влияние, чувство принадлежности распространяет свои корни на области духовного возделывания. Человек ощущает себя выражением и частью души народа, которая живет в языке, на котором говорили его отцы, в литературе, в которой он раскрывает свои черты и свою природу, в правовой системе и общественном устройстве, которое, как коралловый риф, постоянно подвергается ударам солнца, воздуха и пены воды, хотя и погружает свои основы в темные глубины, куда не может проникнуть ни один луч памяти, душа народа, живущая в своеобразном образе мышления, чувствования и бытия, реакции на жизнь и существование, который каждый народ имеет как свое особое наследство.

Это чувство единения может возникать самыми разными способами. Его пробуждает природа страны, дикая природа и возделанные поля старых деревень, перспективы улиц, старое и древнее не меньше, чем зарождающаяся молодость, тянущаяся к дням, которые все еще ждут своего часа у дверей будущего. Старые здания, отражающийся мокрый асфальт улиц, отблески света фонарей в каплях воды, сверкающих на ветвях деревьев, - все это может вызвать ощущение жизни, которая простирается не только вокруг нас, но и впереди и позади нас.

Чувство жизни может быть настроено на это и наполнять моменты своим опытом. Это не бегство от себя, это восприятие себя в контексте с его условиями и последствиями. Там, где чувство переходит в волю, оно выливается в заботу о сообществе, которое существует в жизни народа и культуры. Она дает о себе знать в заботе обо всем, что является предпосылкой расцвета культуры, свободного существования народа, а также святости творческой мысли. Любое творчество - это дитя свободы. В тени ограничений сила созидания имеет тенденцию угасать. Только желание создать выход для потока жизни может привести к чему-то стоящему. И само творение поддерживается уверенностью в единстве. Выражение мысли и чувства в форме, к которой они стремятся, искупает не только ту душевную жизнь, из которой они вырвались, но и все те, которые тянутся в том же направлении.

Такой подход к существованию предполагает, что жизнь рассматривается в более долгосрочной перспективе, чем собственное индивидуальное существование. Когда это позволяет ограничить видение, формула становится "после нас хоть потоп", т.е. пусть приходит потоп, лишь бы мы смогли уйти. Именно предположение о том, что нынешняя культурная эпоха катится к своему падению, отражается в безразличии к тому, что будет завтра. Без такого убеждения такая же ориентация на жизнь встречается у тех, кто хочет использовать властные ресурсы общества для реализации своих особых интересов. Все демагогические начинания являются проявлениями такого ума. Это можно найти во всех эпохах, но наиболее плодородную почву это имеет в дни народных войн. Именно тогда тем, кто чувствует наименьшую близость к культурной жизни, есть что сказать. Тогда лучше всего попытаться подняться к власти и влиянию на плечах масс. Тогда вы можете устроиться поудобнее сегодня и обещать всевозможные радости и потери тем, к чьим инстинктам вы взываете. Завтра придет разочарование, но то время, то горе. Что для нас завтрашний день? Мы живем сегодня. Если мы создадим много проблем для тех, кто придет после нас, это будет их дело.

Демагогия настроена на хищничество. Это всегда было его выкупом - грабить и распределять накопленные налоги. Оно никогда не понимало, что это значит, или, скорее, никогда не спрашивало себя, каковы глубокие последствия разрыва прочной связи между поколениями, которая заключается в передаче наследства от одного поколения к другому. Он не видел взгляда на существование народа и страны, который требует от людей нынешнего времени жертв для обеспечения будущей независимости страны. Он отвратителен как государственное устройство в долгосрочной перспективе. Он жертвует ради удобства национальными ресурсами, которые можно пощадить на данный момент, но которые, когда понадобятся завтра, не могут быть поспешно восстановлены. О том, что репутация нации страдает от ее очевидной неспособности содержать свой дом в порядке, не спрашивает тот, кто не задумывается о завтрашнем дне. Образование народа, сохранение расы, развитие культуры - все это вещи, заботой о которых он не обременяет свой разум, чье видение ограничено его собственной жизнью. Предательство молодежи, распространение равнодушия к великим вопросам культуры, упадок общественных приличий безразличны тому, кто не задается вопросом о завтрашнем дне.

Только тот, кто путает свободу с правом отказаться от стремления к человечности, чтобы снова погрузиться в существование дрейфа, очищение и утончение которого в нечто интеллектуально, эстетически и морально более высокое как раз и является признаком человечности, только он может считать парадоксальным, что именно дальновидный тип жизни имеет в качестве главного слова свободу, а близорукий - принуждение. Свобода связана с самообладанием, которое нарушает диктат момента, чтобы дать воздух тому, что хочет работать само изнутри. Тот, кто видит, как жизнь с ее проблемами, задачами и настроениями течет вверх в прошлое семьи, людей и духовного воспитания, и через маленькое течение собственной личности течет дальше в будущее, относится к этим вещам более внимательно, чем тот, кто ограничивает свое поле зрения тем, что лежит между его рождением и смертью. Тот, кто чувствует ответственность перед прошлым и будущим, чувствует также обязанность быть свободным и свободно мыслить. Только так он может выявить что-то ценное. Жизненная сила культуры - это свобода. Без этого нет творения. Никто не может дышать им, не стремясь к максимально возможному пространству для своей и чужой индивидуальности.

Недальновидные люди любят принуждение. Это перекладывает ответственность с плеч отдельных людей на тех, кто берет на себя инициативу. Оно становится массовым, всеобщим и ничьим. Ведь демагогия всегда работает с массой как со своим инструментом. В массе индивиды уничтожаются. Они подавлены вместе с другими его элементами; влечения, инстинкты полностью берут верх над мыслью. Масса позволяет себе руководствоваться реальными или мнимыми потребностями момента. Безразличие ко всему, что называется патиной возраста и будущих ожиданий, является частью его сущности. Знаменательно, что партия, которая больше всего работает с массами как со своим инструментом и целью, стремится показать свою ревность к великим деяниям своих отцов. Более того, она освободилась от заботы о национальной независимости будущих поколений.

Работа на долгосрочную перспективу - это подход культурного человека к жизни. Она не основана на наивной вере в то, что мир неизменно станет лучше. Это не имеет ничего общего с безобидной уверенностью в естественной доброте человеческих сердец. Он не питает иллюзий относительно реальности, лицо которой может навести на мысль о голове Медузы, заставившей зрителей замереть в ужасе. Но она черпает силу в уверенности, что, несмотря ни на что, через эту реальность проходит культурная линия, как полоса птиц весенним вечером над лесами и болотами. Этот культурный поток - русло доброй воли и ясного мышления, русло мечты и красоты. От каждого честного усилия к нему притекает энергия. Решающими являются не внешние результаты. Не только создание великих произведений поддерживает жизнь культуры. Принятие и присвоение - столь же необходимый творческий акт личности. Ни одно усилие, приложенное к культурной задаче, какой бы незначительной она ни казалась, не пропадает даром. Важна сама работа.

Культура не принадлежит к тем явлениям, тип которых - мимолетное существование в течение дня. Она охватывает века. Каждый, кто осознал, что это значит, что нерв человеческой жизни совпадает с линией, которую культура проводит через ход событий, будет очарован ее неисчерпаемым богатством. Чем больше мир человечества напоминает ядовитое болото, тем реже появляется мерцающее величие культуры, из которой черпало свое творчество человечество. Глаз может проследить линию назад до зари времен и вперед без ограничений.

Культура придает жизни простор и величие. Это разрушает узкие горизонты. Она также наполняет своих самых скромных слуг смиренной благодарностью к жизни, чья внутренность светится и сияет во всем великом, что создала тяга к красоте, ясности и свободе.

Подпишитесь на YouTube:


Если вы цените Allmogens независимая работа по изображению нашей прекрасной шведской истории и скандинавской культуры, вы можете купить что-нибудь приятное в магазине или поддержать нас добровольным пожертвованием. Заранее спасибо!

Поддержка Allmogens через Swish: 123 258 97 29
Поддержка Allmogens по присоединяйтесь к
Поддержка Allmogens в вашем завещании

Популярные старые тексты

Будем ли мы услышаны в воскресенье?

Каждое воскресенье утром получайте рассылку со статьями об истории Швеции и скандинавской культуре за неделю. Бесплатно!

Идеально! Проверьте свой почтовый ящик, подтвердите регистрацию и все готово!